Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

10 летних лагерей... Выпуск шестой

Самым ярким событием IX летнего лагеря стала встреча с протоиереем Русской православной церкви, писателем и проповедником - Артемием Владимировым. Наша дружба продолжается уже более десяти лет. За это время нам посчастливилось несколько раз участвовать в творческих вечерах отца Артемия, а также выступать для прихожан Храма Всех Святых в Новоалексеевском монастыре.

Обладая большим педагогическим даром, виртуозно используя все богатство русского и многих иностранных языков, отец Артемий поговорил с нашими хористами на самые важные и актуальные для нашего времени темы. А сама форма проведения этого необычного урока должна стать примером для многих педагогов. Одно лишь умение собрать внимание нескольких десятков мальчишек чего стоит! А уж донести нужные слова и мысли, заинтересовать сердца и души подрастающего поколения - свойство истинного, подлинного Пастыря с большой буквы! Любое общение с Артемием Владимировым - это всегда урок жизни.
Все участники сегодняшней встречи уходили домой вдохновленными, прихватив с собой подарки от батюшки, как сладкие, так и духовные.
В конце своего визита, отец Артемий посетил музей-кабинет Г.А.Струве, где с интересом осмотрел многочисленные экспонаты и сделал запись в Книге почетных гостей.




10 летних лагерей... Выпуск третий

Один из рабочих дней VIII летнего лагеря был очень необычным. Впервые у нас выдалась "выездная" репетиция. Утром хор собрался возле Храма Преображения Господня в Саввино. Сюда нас пригласил поработать и погостить служитель сего храма, о.Павел, как он сам сказал "строгий папа" нашего солиста - Германа Кузнецова. Для репетиции нам был предоставлен просторный зал воскресной школы.

После наших трудов гостеприимные хозяева напоили всех вкусным чаем со сладостями и провели небольшую экскурсию. О.Павел рассказал нам историю Преображенского храма. История храма уходит в глубокую древность. По преданию, в XIV веке на пригорке близ нынешнего села Саввино стоял небольшой монастырь. Основали его иноки московского Симонова монастыря, которым приглянулось это пустынное место. И чернец Савва решил закрепить его за своей обителью. Уступил принадлежавшую ему вотчину в Переславском уезде святому благоверному князю Дмитрию Донскому и получил во владение земли в Саввино. Насколько достоверна эта легенда, теперь судить трудно, поскольку от древнего монастыря не осталось и следа. Однако по документам известно, что окружные земли «села Саввино и деревни Пестово, Саввино тож» издревле считались церковными…

Но и на этом мероприятия лагерного дня не закончились. На территории храма располагается крытая футбольная площадка, где мальчики, разделившись на 4 команды - 2 альтовые и 2 дискантовые провели небольшой футбольный турнир. Погода, как и вчера была переменчивая. Игры проходили под дождем с градом. Но крыша над полем позволяла играть в комфортных условиях. В финальном поединке команда альтов победила дискантов, забив четыре безответных гола...



Слушаем на Светлой Седмице. Гендель "Смерть и воскресение Христа" из оратории "Мессия"

Первое исполнение оратории «Мессия» было приурочено к Пасхе 1741 года. И настроение этого произведения именно пасхальное, хотя сейчас оно чаще исполняется на Рождество. Оратория состоит из трех частей и повествует о Спасителе мира, начиная с ветхозаветных пророчеств и заканчивая Вторым пришествием. Сцена «Смерть и воскресение Христа» состоит из небольшого речитатива и арии, которые могут исполняться тенором или сопрано. Новозаветные события автор здесь раскрывает через ветхозаветные тексты: слова речитатива и арии взяты им из пророчества Исайи и 15-го псалма.

Речитатив «He was cut off out of the land of the living»
Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь [Ис 53:8]

Ария «But Thou didst not leave His soul in hell»
Ибо Ты не оставишь души моей в аде и не дашь святому Твоему увидеть тлении [Пс 15:10]



Слушаем на Светлой Седмице. Рахманинов "Воскресение Христово видевше"

Происхождение песнопения древнее, изначально оно входило в пасхальное богослужение. Но уже IX веке в пасхальном иерусалимском "Последовании" текст используется не только в пасхальном богослужении (после 6й песни канона и на часах), но и на каждом всенощном бдении после чтения Евангелия. Как неизменяемое песнопение воскресной службы, текст был выбран как наиболее сдержанный по торжественности и радости.

"Воскресение Христово видевше" - в этой фразе подразумевается духовное видение произошедшего, в частности, после чтения воскресного Евангелия на службе.

В тексте сделан особый акцент на Крестных страданиях Спасителя, "Все примем ради Слова, в страданиях будем подражать Страданию, кровью почтим Кровь, охотно взойдем на крест. Вожделенны гвозди, хотя и очень болезненны. Ибо страдать со Христом и за Христа вожделеннее, нежели наслаждаться с другими" (свт. Григорий Богослов).



Слушаем на Светлой Седмице. Свиридов "Величание Пасхи" из цикла "Песнопения и молитвы"

"Песнопения и молитвы" занимают особое место в творчестве Георгия Свиридова. Это сочинение стало не только фактическим завершением творческого пути композитора - он работал над ним почти до самой своей кончины 6 января 1998 года, но и логическим итогом целого направления, вызревавшего в течение последних трёх десятилетий его жизни. Условно, очень обобщённо это направление можно назвать духовно-музыкальным. Условно, потому что трудно отделить у Свиридова собственно духовные сочинения, в традиционном смысле этого слова, от светских. И поэма "Отчалившая Русь", и кантата "Светлый гость" или хор "Душа грустит о небесах" (все - на Есенинские слова) или хоровой цикл "Песни безвременья" (на слова А. Блока) буквально пронизаны евангельскими образами и персонажами, цитатами из Псалтири или Нового Завета, пропитаны религиозной символикой и мотивами.
Практически вся Свиридовская музыка, по крайней мере, начиная с середины пятидесятых годов, напоена православным церковным пением. Это интонационное качество музыки Г.В. Свиридова отмечают исследователи и знатоки. Сам Георгий Васильевич неоднократно говорил о влиянии церковного пения на его музыкальный язык, часто вспоминал свои детские впечатления от курских храмов, куда он ходил вместе с бабушкой и матерью, церковного пения в них. На рабочем столе композитора всегда находился православный молитвослов, откуда он черпал вдохновение и находил тексты для создания новых композиций.
Партитура "Песнопений и молитв" - это подлинный шедевр, вершина искусства хорового письма композитора, его исповедь. Созданное в конце тысячелетия, оно подытожило многовековой опыт русской и мировой хоровой литературы, стало своеобразным "opus summum", венцом тысячелетней русской православной песнопевческой традиции. Автор мечтал, чтобы когда-нибудь его произведение было исполнено в православном храме.
Если С.В. Рахманинов писал "Всенощную" (1915 г.) в тревожном предчувствии грозящих России бед, то "Песнопения и молитвы" - плод осмысления трудного исторического опыта жизни русского народа в XX столетии. И хотя Свиридов так и не нашёл в себе силы написать пасхальные песнопения, в его литургической музыке слышна вера в чаемое им восстановление ("восстание") России, которое он связывал с возрождением Православия.
У И.А. Ильина Свиридов пастой красного цвета отчеркнул следующую фразу философа: "Вот откуда наша русская способность - незримо возрождаться в зримом умирании, да славится в нас Воскресение Христово!" и сверху написал - "Страна Воскресения", имея в виду Россию. Как писал сам композитор -"возрождение Христианства в России, а элементы этого возрождения ясно видны, несомненно, приведёт к новому его ощущению, пониманию, новому чувству этого великого и вечно живого учения. С этим пониманием и чувством будет связано и новое Христианское искусство, и светское, и храмовое, церковное". Собственно, "Песнопения и молитвы" и являются таким провозвестником нового православного искусства России.


Слушаем на Светлой Седмице. Бах "Пасхальная оратория"



1. Симфония

2. Adagio

3. Дуэт и Хор

Идём, спешим, бежим! веселыми ногами
достигнем гроба, где лежал Иисус!
Исполним радостью
и ликованием сердца,
ибо воскрес Спаситель наш.

4. Речитатив
Альт:
О, хладные сердца учеников!
Где же любовь,
какую вы являть Спасителю должны?
Сопрано:
Вас постыжает слабая жена!
Тенор:
Ах! сокрушенная печаль
Бас:
и трепетная сердца мука
Тенор, бас:
с слезами горькими
и полным скорби взором
Ему да будут благовоньями и смирной!
Сопрано, Альт:
Но ваши, как и наши, не нужны усилья.

5. Ария

Душа, помазанье твоё
не будет больше погребальным миром,
ибо Единый
воссиял в венце победном,
утишив скорбное томленье.

6. Речитатив
Тенор:
Вот гроб
Бас:
и камень,
приваленный к его входу –
но где ж Спаситель мой?
Альт:
Из мёртвых Он воскрес!
Нас встретил Ангел,
возвестивший нам сие.
Тенор:
Се, с умилением взираю
на пелены одни лежащие.

7. Ария
Так и моё терзанье смертное
лишь нежным обернётся забытьем
сей плащаницею Твоею, о Иисусе!
Там прохладит она меня,
и утешительно страданий слёзы
отрёт с ланит моих.

8. Речитатив
Но воздыхаем мы
и пламенно желаем:
ах! нам самим скорее бы
Спасителя узреть!

9. Ария [Альт]
Скажите, ах! скорей скажите мне,
где обрету я Иисуса,
любовь души моей?
Явись же, прииди и обыми меня,
ибо я без Тебя
зело скорблю, как сирота.

10. Речитатив
Восторжествуем же,
что паки жив наш Иисус!
Пусть сердце наше,
доселе преисполненное плачем и печалью,
мученье (всякое) забудет
и изольётся радостною песнью,
ибо воскрес Спаситель наш!

11. Хор
Благодаренье и хвалу
Тебе воспеть, о Боже, подобает!
Разбиты ад и сатана
и их сокрушены врата.
Возрадуйтесь, спасённые народы;
да взыдет ликованье до небес!
Отверзитесь, небесные сияющие своды –
Лев от Иуды, победив, приходит!

Слушаем на Светлой Седмице. Римский-Корсаков "Светлый праздник"

Увертюра «Светлый праздник» Римского-Корсакова — интересный пример светского музыкального произведения, полностью основанного на темах церковных песнопений. Композитор подробно рассказал о замысле увертюры и ее программе в своих воспоминаниях. Для первой части программы Римский-Корсаков использовал два стиха из 67-го псалма («Да воскреснет Бог...»), вторая часть программы отсылает нас к шестнадцатой главе Евангелия от Марка, где рассказывается о женах-мироносицах, пришедших к гробу Спасителя и обнаруживших, что камень отвален, а гробница пуста. Третью часть программы полностью написал сам композитор:

«И облетела благодатная весть весь мир; и побежали от лица Его ненавидящие Его, исчезая, яко исчезает дым.
«Христос воскресе из мертвых!» — поют ангельские сонмы на небесах с Херувимами и Серафимами.
«Христос воскресе из мертвых!» — поют священнослужители в православных храмах, при дыме кадильном, при сиянии бесчисленных свечей и звоне колокольном»



Слушаем в страстную неделю. Букстехуде "Membra Jesu Nostri"

Страстнáя музыка «Membra Jesu nostri» написана Д. Букстехуде в 1680 году и посвящена Густаву Дюбену, шведскому придворному капельмейстеру. Обозначение этого цикла как страстнóго вытекает из авторской надписи на голосах части «К Сердцу»: «De Passione nostri Jesu Christi Ad Cor Christi» («О страдании нашего Иисуса Христа. К Сердцу Христову»), — или на автографе табулатуры: «MEMBRA JESU NOSTRI PATIENTIS SANCTISSIMA Dieterico Buxtehude 1680» («Святейшие части тела страдающего Иисуса нашего»). В Дюбеновской коллекции университета Упсалы сохранилась авторская рукопись (табулатура); кроме того, существуют рукописные партии всех кантат цикла. Страстнáя музыка состоит из семи частей, объединенных как эмоциональным и идейно-религиозным содержанием, так и композиционными средствами, — структурным тождеством частей и заключительным разделом на слове «Amen», что позволяет говорить о ней как о едином цикле. Идея цикличного исполнения кантат следует из полного автографа табулатуры и свидетельствует об особом положении этого произведения в творчестве композитора. <...>

Текст кантат восходит к средневековому циклу гимнов «Salve mundi salutare», который во времена Букстехуде ошибочно приписывался католическому святому Бернарду Клервоскому (1090–1153) и был известен как «Rhythmica oratio ad unum quodlibet membrorum Christi patientis et a cruce pendentis» («Молитва в стихах каждой из частей тела Христа страдающего и на Кресте висящего»).
Возможно, Букстехуде сам составил текст кантат, использовав появившееся в Гамбурге в 1633 году издание под заглавием «D [omini] Bernhardi oratio rhythmica» («Молитва в стихах г [осподина] Бернарда»). Эмоциональный настрой текста находится в русле средневековой мистики, в которой развито поклонение и почитание Святых пяти ран Иисуса Христа (8 февраля), пяти ран св. Франциска (17 сентября), Пресвятого Тела и Крови Господней (первый четверг после Троицы) и Пресвятого Сердца Иисусова (вторая пятница после Троицы). Так, согласно учению Бернарда, в каждом христианине, желающем совершенствоваться, должна возрастать любовь к Богу. Бернард выделяет четыре ступени любви, из которых последняя — самая высокая, — любовь человека к себе только ради Бога. Одним из средств духовного самосовершенствования является размышление на тему тайн Христовых. То состояние томления, почти любовного сопереживания и сострадания, которым наполнен текст гимнов, близко мистическому учению Бернарда (вероятно, поэтому текст гимнов приписан именно ему).

Структура цикла
Как было сказано выше, цикл состоит из семи частей, каждая из которых посвящена не рассказу о страданиях Распятого Христа, а поклонению частям Его тела, их одухотворению и осмыслению: «Ad pedes» («К Стопам»), «Ad genua» («К Коленям»), «Ad manus» («К Рукам»), «Ad latus» («К Ребрам»), «Ad pectus» («К Груди»), «Ad cor», («К Сердцу»), «Ad faciem» («К Лику»). Обращения и последовательность обращения глубоко продуманы и символичны. Эмоциональное напряжение нарастает ближе к концу, соответствуя ступеням поклонения: сначала только суставам — органам движения, как символу человеческой слабости и человеческого естества Спасителя, а потом уже Ребрам (Боку прободенному), Груди и Сердцу — органам душевных чувств, символу любви к человеку. И наконец, поклонение Лику — символу личности, символу пришествия и вочеловечения Христа, явившего свет истины, который и Сам есть Истина (Ин 14, 6). Постепенное восхождение от Стоп к Лику означает духовное возращение к Истине, сопричастность Евангельскому Свету через преодоление человеческой немощи (Стопы, Колени, Руки) и через сострадание и любовь (Ребра, Грудь, Сердце). Особую напряженность, личностность и субъективность высказывания создает соединение сладостно-возвышенного чувства с натуралистичностью описания («тяжкие рубцы от бичевания»). При этом словесные образы вызывают почти зримые аналогии, а размышление о страданиях побуждает прочувствовать их телесно, вплоть до ощущения физической боли, вызванной чувством вины и сопереживания. Подобный аффект и силу воздействия можно обнаружить в средневековых секвенциях Dies irae и Stabat Mater.

Тексты гимнов написаны от первого лица, так что читающий их проживает все сам, как будто говорит это в данный момент. Речь идет не о человечестве, не о церковной общине, а о единственном человеке или о совершенном и единодушном обществе благочестивых людей.
В тексте кантат использовано лишь по три строфы из каждого гимна. Строфы содержат по пять строк и имеют одинаковую структуру рифм: две парные рифмы, а последняя строка свободная, нерифмованная (ААВВС ). Такое строение сохраняется везде за исключением первых строф первой, четвертой и седьмой кантат 1. Подобную структуру имеет секвенция Stabat Mater, строфы которой, однако, состоят из трех строк и рифмуются ААВ. И в секвенции, и в гимнах последняя строка даже по стиховому ритму отличается от предыдущих. Она прерывает поток восклицаний, призывая остановиться, задуматься, прислушаться к тексту.
Помимо гимнов, текст кантат содержит цитаты из Священного Писания, которые выполняют функцию библейского комментария к гимнам. Цитаты обрамляют гимнические строфы, только седьмая кантата завершается словом «Amen», которое отмечает окончание всего цикла. Кто осуществил подбор текстов, до сих пор не ясно. Есть мнение что вряд ли Букстехуде знал Библию настолько хорошо и глубоко, чтобы самостоятельно подобрать эти тексты; предполагается, что их мог составить Г. Дюбен, которому посвящен цикл.

В цитатах из Священного Писания осмысливаются те же образы, что и в поэтических строфах. Поскольку эти цитаты изъяты из контекста, они утрачивают полноту своего первоначального смысла, приобретая в то же время новые смысловые оттенки. В цикле использованы цитаты преимущественно из Ветхого Завета и только одна — из Нового. В первых трех кантатах цитируются книги ветхозаветных пророков: Наума (Наум 1, 15a), Исайи (Ис 66, 12b) и Захарии (Зах 13, 6a). Данные фрагменты осмыслены автором как пророчества пришествия и крестных страданий Спасителя. Четвертая и шестая кантаты обрамлены цитатами из Песни Песней Песн 2, 13b–14a и Песн 4,9a), являющими образ Любви Христовой. Пятая кантата «К Груди» содержит новозаветную цитату — из Первого Послания ап. Петра (1 Пет 2, 2‑3), свидетельствующую о доброте и милости Христа. Последняя, седьмая, кантата «К Лику» содержит цитату из Псалтыри (Пс 31 (30), 17: «Яви светлое лице Твое рабу Твоему; спаси меня милостью Твоею»), говорящую о том, что Христос есть Истина, Любовь, Милость и Спасение. Соединение в этой кантате надежды на спасение, мольбы, жертвенной любви, то есть всех смысловых линий цикла, делает ее итогом произведения. Через цитаты — Спасительное слово Священного Писания — в цикле кантат раскрывается смысл пришествия Христа, то, ради чего Спаситель сошел на землю. В поэтическом тексте происходит осмысление Его страданий, сопереживание, и через это рождается надежда на помилование в День Судный.

Перевод текста под видео




1. К Его стопам

Вот, на горах - стопы благовестника, возвещающего мир (Наум 1).

Привет Тебе, Спас мира,
Привет Тебе, дорогой Иисус!
Воистину я хотел бы устроиться на Твоем кресте
Ты знаешь почему, дай же мне Твою силу.

Шипы в ступнях, жестокие раны
И столь глубокие клейма
Обнимаю я с восторгом,
Я трепещу при виде Тебя,
Я помню о Твоих скорбях.

Милый Иисус, кроткий Боже,
Грешный, я все же взываю к Тебе,
Яви мне Свою благосклонность,
Не отвергай меня недостойного
От своих святых стоп.

2. К Его коленям

...на руках будут носить вас и на коленях ласкать (Исаия 66).

Привет Тебе, Царь святых,
Заветная надежда грешников,
На крестном древе, как преступник,
Висит человек, истинный Бог
Качается на шатких коленях.

Ничтожный в своих деяних, черствый в душе,
Как я смогу Тебе ответствовать?
Как я воздам Любящему,
Который предпочел ради меня умереть [Сам],
Чтоб я не умер двойною смертью?

Искать Тебя чистым помышлением —
Вот моя главная забота.
[Эта забота для меня] не тягостна и не обременительна,
Но исцелюсь и очищу себя,
Когда сольюсь с Тобой в объятьях.

3. К Его рукам

Отчего же на руках у тебя рубцы? (Захария 13)

Привет Тебе, добрый пастырь!
Ты истомлен смертельной мукой.
Тебя распяли на древе
И к древу пригвоздили,
Распростав Твои святые руки.

Руки святые, я обнимаю вас,
И стеная, наслаждаюсь,
Я благодарен этим ранам,
[Этим] жестоким шипам, святым каплям,—
Слезы мои смешиваются с поцелуями...

Орошен Твоею кровью,
Всего себя Тебе вверяю,
Пусть Твои святые руки
Защитят меня, Иисусе Христе,
В гибельную минуту.

4. К Его телу

Встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди, голубица моя, в ущелье скалы под кровом утеса! [Песни Песней 2]

Привет Тебе, тело Спасителя
Медово-сладкое,
Жаждущее любви,
Из которого бьет источник крови,
Омывающей нечистые сердца.

Вот к Тебе я приближаюсь,
Пощади, Иисусе, если я виновен!
С душой открытой
Я пришел к Тебе по своей воле,
Чтобы испытать Твои язвы.

В час смерти душа моя
Пусть войдет, Иисусе, в Твое тело.
Угаснув в этом мире, пусть отправится в Тебя,
Пусть пребывает с Тобой,
Чтоб не напал на нее ужасный лев.

5. К Его груди

Как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение; ибо вы вкусили, что благ Господь [1-е Петра 2].

Привет Тебе, Боже, спасение мое,
Сладкий Иисусе, любовь моя!
Приветствую тебя, грудь честная,
Трепеща, прикасаются к тебе,
Ты - жилище любви.

Дай мне вкусить грудь чистоты,
Пылкую, кроткую, стенающую.
Дай отринуть плотские желания,
Навсегда подчинить их Тебе,
[О] великое средоточие добродетелей!

Радуйся, истинный Божий храм,
Умоляю, помилуй меня.
Ковчег всех благ,
Позволь мне примкнуть к избранным [Тобой],
[О] драгоценный сосуд, вездесущий Боже!

6. К Его сердцу

Пленила ты сердце мое, сестра моя, невеста! пленила ты сердце мое <одним взглядом очей твоих, одним ожерельем на шее твоей> [Песни Песней 4].

Здравствуй вовеки, сердце Царя верховного!
Радостным сердцем приветствую Тебя,
С наслаждением отдаюсь Тебе.
Сердце мое страстно просит:
Вдохнови меня обратиться к Тебе с речью!

Твоя любовь проходит
Сквозь мякоть моего сердца,
Сердца виновного грешника.
Любовью сердце Твое охвачено,
Исстрадалось от мук любви.

Чистосердечно взываю к тебе,
Милое сердце, ибо люблю тебя:
Склонись к зову сердца моего,
Дай ему слиться
С преданной Тебе грудью!

7. К Его лицу

Яви светлое лице Твое рабу Твоему; спаси меня милостью Твоею [Псалтирь 30].

Привет тебе, глава окровавленная,
Увенчанная шипами,
Пораженная, израненная,
Иссеченная кнутом,
С лицом исплеванным.

Раз уж мне суждено умереть,
Не оставляй меня после этого.
В ужасный час смерти
Приди, Иисусе, ничуть не медля,
Сбереги меня и освободи.

Когда прикажешь мне переселиться,
Милый Иисусе, покажись тогда!
О Любовник мой желанный,
Яви тогда Себя Самого
На кресте спасительном.



Слушаем в страстную неделю. Бах "Страсти по Иоанну"

Слово «страсти» (пассионы) обозначает страдание, боль. Такое наименование закрепилось за жанром духовной музыки, сложившимся в Средние века в католической церкви и в эпоху Реформации перенятым церковью лютеранской. Содержание страстей составляет та часть Евангелия, которая повествует о последнем дне земной жизни Иисуса Христа – Его пророчестве о грядущих страданиях и смерти, предательстве Иуды, Тайной вечере, отречении апостола Петра, суде Понтия Пилата над Спасителем и, наконец, крестном пути и мученической смерти. Традиционно в католических храмах этот сюжет в Вербное воскресение зачитывался по Евангелию от Матфея («Страсти по Матфею»), в среду Страстной недели – от Луки, в четверг – от Марка и в пятницу – от Иоанна. Со временем роли стали распределяться между исполнителями: Иисус Христос – бас, Евангелист – тенор.

В XVII в. под влиянием развивающегося оперного жанра в пассионы стали включаться арии, напоминающие оперные, возросла и роль оркестра, в результате чего жанр страстей сблизился с ораторией. Эти новшества не сразу прижились во всех частях католического и протестантского мира – так, для Лейпцига в начале XVIII в. они были еще в диковинку. Первым композитором, познакомившим горожан с такими ораториальными пассионами, стал Георг Филипп Телеман, и это пришлось им настолько по душе, что Иоганн Кунау – предшественник Иоганна Себастьяна Баха на посту кантора – был вынужден действовать в том же направлении, хотя это было ему и не по душе. Тем же путем пошел и Бах. Первая Страстная неделя в бытность его кантором пришлась на весну 1724 г., тогда же родилось его первое произведение в данном жанре – «Страсти по Иоанну». В общей сложности он написал пять пассионов, но сохранились лишь «Страсти по Иоанну» и «Страсти по Матфею». Творения Баха стали высшей точкой развития этого жанра.

В творении Баха использован канонический текст восемнадцатой и девятнадцатой глав Евангелия от Иоанна, который звучит в речитативе от лица Евангелиста (чья партия по традиции поручена тенору) и в хоровых возгласах. Он чередуется с поэтическим текстом арий и иных законченных музыкальных номеров. Кто является автором их текста? На этот вопрос однозначного ответа не существует. Предположительно, таковым мог являться поэт Христиан Фридрих Хенрици, творивший под псевдонимом Пикандер, создавший позднее либретто «Страстей по Матфею» и некоторых кантат композитора, или тот неведомый поэт, перу которого принадлежат тексты кантат № 23, № 65 и № 154. С целью усиления драматичности добавлены два момента из Евангелия от Матфея, которых в Евангелии от Иоанна нет: пение петуха, заставляющее апостола Петра вспомнить горькие слова Спасителя о его грядущем отречении, и рассказ о завесе в храме, разодравшейся надвое в момент смерти Христа.

«Страсти по Иоанну» стали первым творением Баха в жанре пассионов, и здесь нет еще такой предельной уравновешенности формы, как в «Страстях по Матфею»: из шестидесяти восьми номеров на первую часть приходится лишь двадцать (слишком много для того, чтобы воспринимать ее как пролог ко второй – и слишком мало, чтобы ее уравновесить), но драматизм произведения очевиден. Открываются «Страсти» весьма драматичным эпизодом – пленением Спасителя: Его спокойные фразы контрастируют возбужденным возгласам хора (толпы). Тонким штрихом передается неуверенность воинов в собственных действиях: каждый раз произнесение хором имени Спасителя приходится на слабую долю.

Распределение солистов весьма сбалансировано. Каждый из солистов наделен двумя ариями. У сопрано, тенора и альта по одной арии в каждой из частей, и только обе басовые арии отнесены ко второй части, где наряду с пятью ариями присутствуют еще и два ариозо, тоже исполняемые низкими голосами.

Немалую роль в драматургии «Страстей» играет использование музыкальных инструментов. Например, за сценой суда Понтия Пилата, завершающейся приказом бичевать Иисуса, следует ария, в которой поэт сравнивает израненную спину спасителя со звездным небом. Мерцание звездного неба передается сочетанием тембров клавесина и лютни, прежде не звучавшей в произведении – и вообще крайне редко использовавшейся Бахом в ансамблевой ипостаси. Другой инструмент – виола да гамба – подчеркивает глубочайшую печаль в альтовой арии «Свершилось».

В настоящее время «Страсти по Иоанну» предстают перед публикой исключительно в концертном исполнении, но создавались они как часть богослужебного канона и при жизни автора могли прозвучать только в храме. Документы эпохи сохранили непростую историю первого их исполнения, в которой проявился независимый характер создателя. В Лейпциге существовало предписание властей, согласно которому в четные годы пассионы исполнялись в церкви св. Николая, а в нечетные – в церкви св. Фомы. Следовательно, в 1724 г. «Страсти по Иоанну» должны были прозвучать в церкви св. Николая, но Баху это было не по душе: в церкви св. Фомы и места для хористов было больше, и инструмент был в лучшем состоянии. Возник конфликт, и в результате композитору пришлось подчиниться – с условием, однако, что инструмент вовремя будет отремонтирован (правда, оплатить ремонт инструмента Баху пришлось самому, а компенсацию за это он получил лишь через год).





Литургия в Заре

Хор мальчиков и юношей принял участие в богослужении Великого Четверга

Страстная неделя готовит нас к празднику Пасхи и показывает, что другого пути к воскресению, чем через крест и страдания, нет. Поэтому простой народ и говорил: «Господь терпел и нам велел».
Богослужения Страстной седмицы призывают человека к тому, чтобы он сопереживал, сострадал Спасителю.
В Страстную неделю, если имеется такая возможность, желательно чаще бывать в храме, особенно в Великий Четверг.
Collapse )